Тимошкин Д.Е.(1), Скворцов Д.А.(2), Чигакова И.А.(3), Чаусова С.В.(1),

Строкова О.А.(3), Шпагин М.В.

ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ PRP-ТЕРАПИ В НЕВРОЛОГИИ


ФГАОУ «РНИМУ им. Н.И.Пирогова» МЗРФ (г.Москва)

ФГКУ «Центральная поликлиника» (г.Москва)

ФГБОУ ВО «НИ МГУ им. Н.П. Огарева» (г.Саранск)

Болевой синдром занимает лидирующее положение по количеству обращений к врачам. При этом также является серьезной причиной социальных, экономических потерь населения и одним их самых дорогостоящих в неврологии.

Обычная терапия включает в себя комплексы лечебной гимнастики, анальгетики, нестероидные противовоспалительные препараты, блокады и хирургическое лечение. Инновационные методики терапии набирают свою популярность ввиду хорошей эффективности и безопасности. Одним из таких подходов является – PRP – терапия, которая включает в себя плазму, богатую тромбоцитами.

В этой статье обобщена информация о применении PRP-терапии в неврологии. Этот обзор должен быть полезен клиницистам и ученым, которые заинтересованы использовать новые безопасные разработки.
Ключевые слова: prp – терапия, неврология, тромбоциты, грыжа диска, синдром запястного канала, болевой синдром.

В последние годы трансфузионная медицина стала быстро развиваться благодаря развитию системы управления кровью пациента. Одной из таких методик является введение обогащённой тромбоцитами плазмы - PRP-терапия (Platelet Rich Plasma) [26].

Основной результат метода – повышение врожденной способности организма к регенерации и восстановлению. По данным литературы известно, что инъекции аутологичной крови (PRP) были впервые применены в 1987 году при операции на открытом сердце [10].

Более 20-лет тому назад стоматологи приняли на вооружение PRP-терапию для ускорения рубцевания ран в онкологии у больных после реконструкции челюсти.

В дальнейшем врачи использовали терапию для заживления костей после травм позвоночника, восстановления мягких тканей после пластических операций.
И лишь в начале 2009 г данный способ лечения приобрел широкую популярность.

Преимуществами данной методики являются ее безопасность, безоперационное лечение патологий нервной системы и восстановление процессов при патологии опорно-двигательного аппарата [36].

Клинические отчеты об эффективности методики ограничиваются лечением остеоартрита и эпикондилита. Стоит отметить, что использование PRP-терапии набирает популярность в лечении остеохондроза позвоночника. В связи с этим возрастает потребность в надежных клинических доказательствах эффективности использования методики [28].

Методика PRP терапии включает в себя двухфазный процесс центрифугирования крови пациента. Определяется концентрация тромбоцитов в небольшом объеме плазмы крови [8]. Процесс центрифугирования разделяет жидкие и твердые компоненты крови [17].
~
Основным компонентом при PRP-терапии являются тромбоциты. Они представляют собой маленькие дискоидные клетки, живущие от 7 до 10 дней.

Клетки крови отвечают за гемостаз, реваскуляризацию и строительство новой соединительной ткани. При получении травмы и возникновения кровотечения происходит активация тромбоцитов, склеивание, высвобождение факторов роста. Осуществляется стимуляция воспалительного каскада и процесса заживления [40].

Эффективное лечение достигается изменением соотношения красных кровяных телец: тромбоцитов за счет уменьшения красных кровяных телец до 5% и увеличения концентрации тромбоцитов, содержащих мощную смесь факторов роста до 94%.
Постулируется, что PRP-терапия способствует эндогенным процессам заживления. Однако точный механизм остается неясным. Сообщается, что заживление происходит после того, как PRP стимулирует набор, пролиферацию и дифференцировку клеток, участвующих в регенерации, посредством ряда факторов роста и белков, высвобождаемых из тромбоцитов [9].

Тромбоциты содержат антибактериальные белки и способны мигрировать в места повреждения [42]. Клетки крови вносят вклад в регуляцию воспалительных реакций и иммунологические аспекты заживления тканей.

Тромбоциты также могут предотвращать чрезмерное рекрутирование лейкоцитов противовоспалительными цитокинами [15].
~
При этом существуют еще факторы роста, продуцируемые концентрированными тромбоцитами. Они присутствуют в PRP и могут восстанавливать целостность внеклеточного матрикса [39].

Достоинство этих тромбоцитов - выделение цитокинов, хемокинов и хемокиновых рецепторов. Сложностью доказательства эффективности PRP терапии заключается в применении различных оборудований и методов приготовления. В свою очередь это может привести к разным клеткам и типам цитокинов и их концентрациям в PRP.

Опубликованные экспериментальные результаты доказывают, что PRP может способствовать ангиогенезу, пролиферации клеток и синтезу коллагена.

Восстанавливая поврежденные ткани, включая сухожилия, связки, хрящи и другие бессосудистые ткани с низкой способностью к самовосстановлению. Стоит отметить многообещающие перспективы данного метода в лечении заболеваний, что заключается в усилении противовоспалительного действия, антиоксидантной пролиферации хондроцитов, кальцификации матрикса [6].

В литературе описаны методики эффективного использовании PRP терапии при заболеваниях нервной системы. В зарубежной литературе имеются данные об результативности PRP при дегенерации межпозвонковых дисков [27].


Они включают исследования in vitro и in vivo, доклинические исследования на животных и клинические испытания на людях [25].


Смысл применения плазмы заключается в том, что тромбоциты стягивают края дегенерированных разрывов дисков вместе. Это приводит к заживлению клеток. Но это довольно сложно для понимания из-за бессосудистой природы дисков, которые не обладают высокой васкуляризацией.

Akeda К., et al. (2017г) провели клиническое исследование 6-ти пациентов, страдающих от болей в пояснице в течение 3-х месяцев. Пациентам проводили интрадискальные инъекции аутологичной PRP в качестве биологической терапии остеохондроза.

Обследование проводилось с использованием магнитно-резонансной томографии и стандартизированной провокационной дискографии.

Через шесть месяцев после лечения пациенты показали значительное снижение средней оценки боли и отсутствие побочных эффектов от терапии [1,28,29].
В 2014 году Bodor M., et al. обследовали 35 пациентов и проводили инъекции PRP в поясничный, грудной отдел позвоночника [4]. Две трети пациентов показали положительные результаты.

Авторы продемонстрировали еще 5 случаев пациентов с дискогенной болью в спине, получавших инъекции PRP в течение периода от десяти дней до 10 месяцев.

В это время пациенты говорили о значительном уменьшении боли и возвращении к нормальной физической активности.
~
Levi D., et. al. в 2016 году опубликовали данные проспективного клинического исследования 22 пациентов. Проводилось изучение влияния интрадискальной инъекции PRP на дискогенную боль в спине [22].

О каких-либо осложнениях или серьезных побочных эффектах не сообщалось. Боль в спине измерялась с помощью визуальной аналоговой шкалы и индекса инвалидности Освестри.

После 6-месячного периода наблюдения 47% пациентов сообщили об уменьшении боли по крайней мере на 50% и улучшении их показателя Осверстри на 30%.

В другом исследовании, проведенном Navani А. и Hames А. [2015] шести пациентам была сделана однократная инъекция 1,5–3 мл аутологичной PRP [30].

При 24-недельном наблюдении пациенты сообщили об уменьшении боли на 50% в соответствии с вербальной шкалой боли без каких-либо побочных эффектов.
В 2016 г проводилось первое двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование 47 участников с хронической дискогенной болью в пояснице интрадискальной PRP-терапии Tuakli-Wosornu Y.A., et al. (2016). Больные случайным образом распределены по группам лечения и контрольной группы в соотношении 2:1 соответственно [38].

При 8-недельном последующем наблюдении результаты оценивались с помощью функционального рейтингового индекса (FRI), числовой рейтинговой шкалы (NRS), краткой формы (SF) -36 и шкалы модифицированных оценок удовлетворенности Североамериканского общества позвоночника (NASS).

Исследование показало статистически значимые улучшения в группе лечения, а эффекты PRP-терапии сохранялись в течение как минимум 1 года в соответствии с оценками FRI. Об осложнениях не сообщалось.
~
В пилотном исследовании, проведенном на десяти пациентах в 2016 году Bhatia R. and Chopra G. была показана эффективность уменьшения боли [3].

Пациенты получали однократные инъекции 5 мл аутологичной PRP и наблюдались через 3 месяца. Болевой синдром оценивался с помощью ВАШ, индекса модифицированного опросника Освестри (MODQ) и теста с поднятием прямой ноги (SLRT).

У всех пациентов наблюдалось постепенное уменьшение симптомов, которое сохранялось не менее трех месяцев без каких-либо осложнений.

В 2017 году Akeda К., et al. провели клиническое исследование изучения безопасности инъекций аутологичного PRP-рилизата при дискогенной боли в пояснице [1].

Релизат PRP - это форма биоактивных растворимых факторов, выделенных из активированного PRP, которые могут стимулировать восстановление тканей.
Авторы предположили, что тромбоциты были изолированы методом лейкоцитов, содержали более низкие концентрации провоспалительных цитокинов. Таким образом образец считался «чистым PRP».

Данное проспективное предварительное клиническое исследование было проведено у 14 пациентов с дискогенной болью в пояснице, длящееся 10 месяцев. При исследовании снижение боли отметили 71% больных на 50% по шкале ВАШ.

Рецидив болей в пояснице отмечен у 2-х пациентов. Оценка физической инвалидности [опросник по инвалидности Роланда-Морриса (RDQ)] была значительно снижена у 79% пациентов.

Единственным побочным эффектом являлось временного онемения ног у двух пациентов.
~
Эффективность PRP терапии в уменьшении болевого синдрома и улучшения функций отмечена в единственном отчете Lutz G.E. [2017].

Пациенту был поставлен диагноз дегенерированный диск, и он получил неэффективную каудальную эпидуральную инъекцию стероидов и физиотерапию [23].
После однократной инъекция PRP и через 6 недель у него было отмечено значительное уменьшение боли и движения.

При контрольном обследовании через год было отмечено заметное уменьшение боли в пояснице, и пациент смог вернуться к спортивной деятельности.
В литературе отмечено не только безопасное применение PRP – терапии при болях в пояснице, но при травме.

Новый метод применения протестирован в моделях мышечного повреждения.

Отмечаются положительные эффекты PRP на фундаментальном уровне в моделях мышечного повреждения по сравнению с плацебо за счет изменений на клеточном уровне. Они включают экспрессию генов, концентрацию факторов роста и цитокинов, усиление ангиогенеза, клеточную дифференцировку и пролиферацию.

PRP также способствует усилению регенерации мышц на общем уровне и более высокому гистологическому качеству по сравнению с плацебо в нескольких исследованиях [21].

Teymur H., et al. (2017) в исследовании на крысах показали высокую эффективность комбинированного применения PRP терапии и хирургического лечения левого седалищного нерва с резекцией нервных сегментов длиной 1 см [37].

В качестве аутотрансплантата нерва использовали тот же нерв при реконструкции нервного дефекта.

Для производства PRP использовали цельную аутологическую кровь 10 крыс, обработанную ионизирующим излучением.

Анализ результатов позволил сделать вывод об увеличении количества тучных клеток в группах с нанесением 0,5 мл
PRP вокруг нервного трансплантат длиной 1 см с шестью эпиневральными швами на каждом анастомозе.
А также в группе с 6 эпиневральными швами на каждом анастомозе, где дополнительно из средней части трансплантата резецировался эпиневральный листок длиной около 6 мм.

В своем исследовании Kotulska К., et al. (2007) предположили, что существует связь между тучными клетками и образованием невромы [20].

Основываясь на результатах настоящего исследования, авторы высказали гипотезу, что тучные клетки могут быть связаны с реваскуляризацией и регенерацией нервов, а не с образованием невромы. А также увеличение популяции тучных клеток было связано с обогащением PRP-связанными факторами в микросреде.
~

В литературе встречаются случаи положительное влияние плазмы на регенерацию спинного мозга крыс после травмы.

Исследование проводилось на 6-ти крысах в группах получавших получавшие физиологический раствор, вторая и третья группы получали PRP через 1 неделю и через 24 ч после травмы.

Травма спинного мозга была произведена под общим наркозом. Двигательную функцию оценивали еженедельно с использованием шкалы локомоторных оценок Basso, Beattie и Bresnahan (BBB). Антероградное отслеживание было выполнено для оценки регенерации аксонов.

Основываясь на данных случая было отмечено значительное моторное восстановления у крыс, получавших PRP через 24 часа после травмы, чем у контрольной группы. У крыс, получавших PRP через 1 неделю и через 24 часа после травмы, среднее количество аксонов статистически отличалось от контрольной группы [32].
Описан случай эффективного применения PRP терапии у 27-летнико мужчины с глубоким и длинным парезом в дистальном переднебоковом отделе правой руки.

Через 48 часов после травмы наложили сквозной шов без микроскопа. Через три месяца после операции электромиограмма показала нейротмезис правого лучевого нерва без тенденции к реиннервации.

Проведены серийные интраневральные инфильтрации PRP под ультразвуковым контролем через четыре месяца после травмы.

Терапевтический эффект оценивали с помощью мануального мышечного тестирования и ЭМГ. Через четырнадцать месяцев после травмы, а также после 11 месяцев после первой инъекции PRP функциональное восстановление было достигнуто. ЭМГ показала полную реиннервацию мускулатуры зависимого лучевого нерва [7].
~

Клинический случай показывает высокий потенциал интраоперационной PRP для уменьшения нейропатической боли и при сдавлении нерва в острой фазе заболевания.

Здоровой 28-летней женщине с повреждением пальцевого нерва проводили процедуры с PRP терапии через пять недель после травмы из-за сильной неконтролируемой нейропатической боли и отсутствия сенсорного воздействия нервного импульса указательного пальца.
Терапевтические эффекты оценивались с помощью физического осмотра, визуальной аналоговой шкалы боли и исследования нервной проводимости.

В послеоперационном периоде было получено раннее облегчение невропатической боли и хорошее функциональное восстановление без побочных явлений, связанных с PRP [19].
~

В 2021г актуальна проблема синдрома запястного канала в связи с удаленной работой. Это наиболее частая периферическая нейропатия защемления.


Считается, что постепенная ишемия в результате высокого давления с сопутствующим сдавлением срединного нерва в запястном канале вносит свой вклад в патофизиологию. Более того, данный синдром может вызывать воспаление внутрикарпального сухожилия, включая длинный сгибатель большого пальца, сухожилия глубоких и поверхностных сгибателей.


Воспаление сухожилия часто вызывает цикл набухания внутри запястья, вызывая дальнейшее сжатие.


Лечение синдрома запястного канала варьируется от консервативных стратегий до хирургической декомпрессии.


Несмотря на доступность консервативных методов лечения, их эффективность обычно неблагоприятна или непродолжительна. Однако использование PRP в терапии данного состояния показывает хорошие результаты.

Исследование Dong C., et al. (2020) демонстрирует эффективность при слабом и умеренном синдроме запястного канала и превосходит традиционные консервативные методы лечения в улучшении боли и функции и уменьшении отека срединного нерва для средне-долгосрочного эффекта.

В некоторой степени электрофизиологические показатели также улучшились после инъекции PRP по сравнению с другими консервативными методами лечения.

В целом инъекция PRP была эффективной и безопасной дополнительной терапией для пациентов с синдромом запястного канала [13].
В 2015 году Malahias M.A., et al. впервые использовали инъекцию 1-2 мл PRP под контролем УЗИ пациентам с легким синдромом запястного канала с положительными среднесрочными результатами (3 месяца) [24].

Недавно проведено нерандомизированное одинарное слепое исследование для сравнения эффекта PRP с инъекцией стероидов у пациентов с минимальным и легким синдромом запястного канала с помощью слепой инъекции.

Ученые показали значительное улучшение по симптомам и функциональным показателям через 3 месяца после лечения по сравнению с контрольной группой, принимавшей стероиды.

Однако через 6 месяцев наблюдения разница не была значимой. Стоит отметить, что не было значительных изменений между двумя группами в электрофизиологических измерениях.
~

Все больше доказательств выявили положительные эффекты PRP периферической регенерации нерва с приемлемыми профилями безопасности в экспериментальных исследованиях на животных [14].

Sariguney Y., et al. (2008) показали, что PRP усиливает ремиелинизацию седалищного нерва на крысиной модели сквозной нейрографии [35].

В иссследовании на животных Ding X.G., et al . (2009) применили PRP к участку модели крысы с двусторонним раздавливанием нерва, и результаты показали значительное влияние на регенерацию кавернозных клеток и функциональное восстановление [11].

Cho H.H., et al . (2010) сообщили, что PRP может способствовать регенерации лицевого нерва в модели аксотомии лицевого нерва [5].
~
Giannessi E., et al. (2014) отметили, что PRP может быть нервным проводником для уменьшения реакции рубца во время регенерации аксонов на модели седалищного нерва у крыс [16]. Sanchez et al . обнаружили, что PRP ускоряет функциональное восстановление аксонов на модели овцы [33,34].

Особенно интересен клинический случай пациента с упорным параличом малоберцового нерва пациента. Sánchez М., et al. (2014,2017) описали частичное выздоровление и очевидное улучшение в электрофизиологическом исследовании через 21 месяц после первой инъекции PRP (всего 7 сеансов инъекции PRP [33,34].

Другие исследователи показали, что PRP оказывает положительное влияние и защищает от неврологического дефицита лицевого нерва у пациентов, перенесших поверхностную паротидэктомию, по сравнению с группой плацебо в небольшом рандомизированном контрольном исследовании.
Aufiero D., et al. (2015) опубликовали серию случаев пяти пациентов с инъекциями PRP в фасеточные суставы и окружающие связки.

PRP вводили симметрично на нескольких уровнях шейного отдела позвоночника двум пациентам. Двое пациентов получали инъекции PRP с двух сторон в нижнем поясничном отделе.

Одному пациенту делали инъекции в нижний грудной и верхний поясничный уровни. PRP вводили в фасеточные суставы, капсулу, надостные и надостные связки под ультразвуковым или рентгеноскопическим контролем.

Во всех пяти случаях боли значительно уменьшились. Однако, учитывая отсутствие контрольной группы, невозможно сделать вывод о том, лучше или хуже это лечение по сравнению с установленными методами [2].
~
В другом исследовании участвовали 19 пациентов с синдромом пояснично-фасеточного сустава, которым вводили аутологичный PRP в фасеточные суставы поясницы под рентгенографическим контролем.
Значительное уменьшение боли испытали 47,37% исследуемых сразу после лечения, 73,68% через 1 неделю и 78,95% через 1 месяц, 2 месяца и 3 месяца [41].
РЕЗЮМЕ
Данная статья направлена на структурирование опубликованных результатов применения PRP терапии в неврологической практике. Основное преимущество методики- использование аутологичной крови, которая снижает риск возникновения серьезных осложнений. Сообщается также об антимикробном свойстве PRP-терапии.

Нельзя не сказать о нескольких временных побочных эффектов. Вызванных самой инъекцией, таких как болезненность в месте инъекции и онемение ног. Из нашего обзора очевидно, что PRP-терапия является безопасным, эффективным и выполнимым методом лечения заболеваний. Использование PRP-терапии открывает новые перспективы для лечения остеохондроза и других заболеваний опорно-двигательного аппарата.
ИСТОЧНИКИ

1. Akeda K., Ohishi K., Masuda K., et al. Intradiscal Injection of Autologous Platelet-Rich Plasma Releasate to Treat Discogenic Low Back Pain: A Preliminary Clinical Trial. Asian Spine J. 2017; (11): 380-389. PMID: 28670405. DOI: 10.4184/asj.2017.11.3.380

2. Aufiero D., Vincent H., Sampson S., et al. Regenerative injection treatment in the spine: review and case series with platelet rich plasma. J Stem Cells Res Rev Rep. 2015;2:1019

3. Bhatia R., Chopra G. Efficacy of Platelet Rich Plasma via Lumbar Epidural Route in Chronic Prolapsed Intervertebral Disc Patients-A Pilot Study. J Clin Diagn Res. 2016; (10): UC05-UC07. PMID: 27790553. DOI: 10.7860/JCDR/2016/21863.8482

4. Bodor M., Toy A., Aufiero D. Disc Regeneration with Platelets and Growth Factors. In: Duarte Lana J., Andrade Santana M., Belangero W., Malheiros Luzo A. Platelet-rich plasma: regenerative medicine: sports medicine, orthopaedic, and recovery of musculoskeletal injuries. Berlin, Heidelberg: Springer, 2014:265-279.

5. Cho HH, Jang S., Lee S., Jeong H., et al. Effect of neural-induced mesenchymal stem cells and platelet-rich plasma on facial nerve regeneration in an acute nerve injury model. The Laryngoscope. 2010; (120): 907–913. PMID: 20422684. DOI: 10.1002/lary.20860

6. Cieslik-Bielecka A., Reichert P., Skowronski R., Krolikowska A., Bielecki T. A new aspect of in vitro antimicrobial leukocyte- and platelet-rich plasma activity based on flow cytometry assessment. Platelets. 2019; 30(6): 728–736. PMID: 30252585. DOI: 10.1080/09537104.2018.1513472

7. Cortázar U.García., Padilla S., Lobato E., et al. Intraneural Platelet-Rich Plasma Injections for the Treatment of Radial Nerve Section: A Case Report. J Clin Med . 2018 Jan 29; 7(2): 13. PMID: 29382110. DOI: 10.3390/jcm7020013

8. Cruciani M., Franchini M., Mengoli C., et al. Platelet-rich plasma for sports-related muscle, tendon and ligament injuries: an umbrella review. Blood Transfus. 2019 Nov; 17(6): 465–478. PMID: 31846610. DOI:10.2450/2019.0274-19

9. DeChellis D.M, Cortazzo M.H. Regenerative medicine in the field of pain medicine: Prolotherapy, platelet-rich plasma therapy, and stem cell therapy-Theory and evidence. Tech Reg Anesth Pain Manag. 2011; (15):74-80. DOI:10.1053/j.trap.2011.05.002

10. Dhillon R.S, Schwarz E.M., Maloney M.D. Platelet-rich plasma therapy - future or trend? Arthritis Res Ther. 2012; 14(4): 219. doi: PMID: 22894643. DOI: 10.1186/ar3914

11. Ding XG, Li S., Zheng X., et al. The effect of platelet-rich plasma on cavernous nerve regeneration in a rat model. Asian journal of andrology. 2009; (11): 215–221. PMID: 19151738. DOI: 10.1038/aja.2008.37

12. Dohan Ehrenfest D. M., Bielecki T., Mishra A., Borzini P., Inchingolo F., Sammartino G., Rasmusson L., Everts P.A. In search of a consensus terminology in the field of platelet concentrates for surgical use: platelet-rich plasma (PRP), platelet-rich fibrin (PRF), fibrin gel polymerization and leukocytes. Current Pharmaceutical Biotechnology. 2012; 13(7): 1131–1137. PMID: 21740379. DOI: 10.2174/138920112800624328

13. Dong C., Sun Y., Yingna Q.,Chungen Li et al. Effect of Platelet-Rich Plasma Injection on Mild or Moderate Carpal Tunnel Syndrome: An Updated Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials.Biomed Res Int. 2020; 2020: 5089378.Published online 2020 Nov 14. PMID: 33274213. DOI: 10.1155/2020/5089378

14. Farrag T.Y., Lehar M, Verhaegen P, et al. Effect of platelet rich plasma and fibrin sealant on facial nerve regeneration in a rat model. The Laryngoscope. 2007; (117):157–165. PMID: 17202946. DOI: 10.1097/01.mlg.0000249726.98801.77

15. Galliera E., Corsi M.M., Banfi G. Platelet rich plasma therapy: inflammatory molecules involved in tissue healing. J Biol Regul Homeost Agents. 2012; (26):35S-42S. PMID:23648197.

16. Giannessi E, Coli A., Stornelli M.R., et al. An autologously generated platelet-rich plasma suturable membrane may enhance peripheral nerve regeneration after neurorraphy in an acute injury model of sciatic nerve neurotmesis. Journal of reconstructive microsurgery. 2014; (30): 617–626. PMID: 24838385. DOI: 10.1055/s-0034-1372483

17. Hall M.P, Band P.A, Meislin R.J, et al. Platelet-rich plasma: Current concepts and application in sports medicine. J Am Acad Orthop Surg. 2009;17:602-608. PMID: 19794217. DOI : 10.5435/00124635-200910000-00002

18. Hsu W.K., Mishra A., Rodeo S.R., et al. Platelet-rich plasma in orthopaedic applications: evidence-based recommendations for treatment. J Am Acad Orthop Surg. 2013; (21):739-748. PMID: 24292930. DOI : 10.5435/JAAOS-21-12-739

19. Ikumi A., Hara Y., Okano E., et al. Intraoperative Local Administration of Platelet-Rich Plasma (PRP) during Neurolysis Surgery for the Treatment of Digital Nerve Crush Injury. Case Rep Orthop. 2018 Sep 20;2018: 1275713. PMID: 30327740. DOI: 10.1155/2018/1275713

20. Kotulska K., Larysz-Brysz M., Marcol W., et al. The influence of trkB deficiency on long-term outcome of peripheral nerve injury in mice. Folia Neuropathol. 2007;(45):82–92. PMID: 17594599

21. Kunze K.N., Hannon C.P., Fialkoff J.D., et al. Platelet-rich plasma for muscle injuries: A systematic review of the basic science literature. World J Orthop. 2019 Jul 18; 10(7): 278–291. DOI: 10.5312/wjo.v10.i7.278

22. Levi D., Horn S., Tyszko S, et al. Intradiscal Platelet-Rich Plasma Injection for Chronic Discogenic Low Back Pain: Preliminary Results from a Prospective Trial. Pain Med. 2016; (17):1010-1022. PMID: 26814283. DOI: 10.1093/pm/pnv053

23. Lutz G.E. Increased Nuclear T2 Signal Intensity and Improved Function and Pain in a Patient One Year After an Intradiscal Platelet-Rich Plasma Injection. Pain Med. 2017; (18): 1197-1199. PMID: 28339718. DOI: 10.1093/pm/pnw299

24. Malahias M.A, Johnson EO, Babis GC, et al. Single injection of platelet-rich plasma as a novel treatment of carpal tunnel syndrome. Neural regeneration research. 2015; (10):1856–1859. PMID: 26807124. DOI: 10.4103/1673-5374.165322

25. Marfia G., Campanella R., Navone S.E., et al. Potential use of human adipose mesenchymal stromal cells for intervertebral disc regeneration: a preliminary study on biglycan-deficient murine model of chronic disc degeneration. Arthritis Res Ther. 2014; (16): 457. PMID: 25293819. DOI: 10.1186/s13075-014-0457-5

26. Marx R.E. Platelet-rich plasma (PRP): what is PRP and what is not PRP? Implant Dent. 2001; (10): 225–228. PMID: 11813662. DOI : 10.1097/00008505-200110000-00002

27. Masuda K, An H.S. Prevention of disc degeneration with growth factors. Eur Spine. 2006; 15 Suppl 3: S422-432. PMID: 16865380. DOI: 10.1007/s00586-006-0149-1

28. Mohammed S., James Y. Platelet-rich plasma injections: an emerging therapy for chronic discogenic low back pain. J Spine Surg. 2018 Mar; 4(1): 115–122. PMID: 29732431. DOI: 10.21037/jss.2018.03.04

29. Mohammed S., Yu J. Platelet-rich plasma injections: an emerging therapy for chronic discogenic low back pain. J Spine Surg. 2018 Mar; 4(1): 115–122. PMID: 29732431. DOI: doi: 10.21037/jss.2018.03.04

30. Navani A., Hames A. Platelet-rich plasma injections for lumbar discogenic pain: A preliminary assessment of structural and functional changes. Tech Reg Anesth Pain Manag. 2015; (19): 38-44. DOI:10.1053/j.trap.2016.09.007

31. Piskin A, Kaplan S., Aktaş А., et al. Platelet gel does not improve peripheral nerve regeneration: an electrophysiological, stereological, and electron microscopic study.Microsurgery. 2009; (29): 144–153. PMID: 19031394. DOI: 10.1002/micr.20599

32. Salarinia R., Sadeghnia H.R., Alamdari D.H., et al. Platelet rich plasma: Effective treatment for repairing of spinal cord injury in rat. Acta Orthop Traumatol Turc. 2017 May; 51(3): 254-257. PMID: 28462801. DOI: 10.1016/j.aott.2017.02.009

33. Sanchez M, Yoshioka T, Ortega M, et al. Ultrasound-guided platelet-rich plasma injections for the treatment of common peroneal nerve palsy associated with multiple ligament injuries of the knee. Knee surgery, sports traumatology, arthroscopy: official journal of the ESSKA. 2014; (22): 1084–1089. PMID: 23519544. DOI: 10.1007/s00167-013-2479-y

34. Sanchez M., Garate A., Delgado D., et al. Ultrasound-guided plasma rich in growth factors injections and scaffolds hasten motor nerve functional recovery in an ovine model of nerve crush injury. J Tissue Eng Regen Med. 2017 May; 11(5): 1619-1629. PMID: 26876895. DOI: 10.1002/term.2079

35. Sariguney Y., Yavuzer R., Elmas C., et al. Effect of platelet-rich plasma on peripheral nerve regeneration. Journal of reconstructive microsurgery. 2008; (24): 159–167. PMID: 18452111. DOI: 10.1055/s-2008-1076752.

36. Schwarz A. A. Promising Treatment for Athletes, in Blood. The New York Times; 2009. http://www.nytimes.com/2009/02/17/sports/17blood.html

37. Teymur H., Tiftikcioglu Y.O., Cavusoglu T., et al. Effect of platelet-rich plasma on reconstruction with nerve autografts. Medical Sciences. 2017; 33(2): 69-77 PMID: 28137414. DOI: 10.1016/j.kjms.2016.11.005

38. Tuakli-Wosornu Y.A., Terry A., Boachie-Adjei K., et al. Lumbar Intradiskal Platelet-Rich Plasma (PRP) Injections: A Prospective, Double-Blind, Randomized Controlled Study.PM R. 2016; (8): 1-10; PMID: 26314234. DOI:quiz 10. 10.1016/j.pmrj.2015.08.010

39. Wang S.Z., Rui Y.F., Tan Q., et al. Enhancing intervertebral disc repair and regeneration through biology: platelet-rich plasma as an alternative strategy. Arthritis Res Ther. 2013; (15):220. PMID: 24165687. DOI :10.1186/ar4353

40. Werner S., Grose R. Regulation of wound healing by growth factors and cytokines. Physiol Rev. 2003; (83): 835–870. PMID: 12843410. DOI : 10.1152/physrev.2003.83.3.835

41. Wu J., Du Z., Lv Y., et al. A new technique for the treatment of lumbar facet joint syndrome using intra-articular injection with autologous platelet rich plasma. Pain Physician. 2016; (19): 617–25. PMID: 27906940

42. Zhu Y., Yuan M., Meng H.Y., et al. Basic science and clinical application of platelet-rich plasma for cartilage defects and osteoarthritis: a review. Osteoarthr Cartil. 2013; (21):1627-1637. PMID: 23933379. DOI :10.1016/j.joca.2013.07.017

сведения об авторах

Тимошкин Д.Е. – кандидат медицинских наук, врач-невролог, ассистент кафедры общей патологии медико-биологического факультета ФГАОУ «РНИМУ им. Н.И.Пирогова» МЗРФ (г.Москва) dmtimo@mail.ru

Скворцов Д.А. – врач-травматолог-ортопед ФГКУ «Центральная поликлиника» (г.Москва)

Чигакова И.А. – врач-невролог, аспирант кафедры факультетской хирургии с курсами топографической анатомии и оперативной хирургии, урологии и детской хирургии ФГБОУ ВО «НИ МГУ им. Н.П. Огарева» (г.Саранск)

Чаусова С.В. - доктор медицинских наук, доцент, заведующая кафедрой общей патологии медико-биологического факультета ФГАОУ «РНИМУ им. Н.И.Пирогова» МЗРФ (г.Москва)

Строкова О.А. – кандидат медицинских наук, доцент кафедры пропедевтики внутренних болезней ФГБОУ ВО «НИ МГУ им. Н.П. Огарева» (г.Саранск)

Щпагин М.В. – кандидат медицинских наук, врач-нейрохирург, ГБУЗ НО ГКБ№39 (г.Нижний Новгород)